Елена Прозорова (dogele) wrote,
Елена Прозорова
dogele

Categories:

Дамы в Новом свете (Крымские каникулы)

Предисловие: этот пост должен был явиться 21 июля, но... Легким движением руки, какой-то неуловимой и незапоминающейся комбинацией пальцев я стерла его, уже почти готовенький, с лица жж. Он не сохранился. И не нашелся ни в анналах, ни в черновиках, ни где бы то ни было еще. Даже Миша, а он, на минуточку, у меня не просто так - а айтишник же, не смог извлечь из небытия. Я не в силах была справиться с потерей, была жутко раздосадована, потеряла вдохновение и почти плюнула и растерла. Прошло вот уже двадцать дней, а я только начала приходить в себя. Кажется, стала даже различать легкие шаги вдохновения. И, кажется, пост все-таки появится на свет, конечно, не тем, каким я знала его ранее, но, возможно, что и лучше будет. Главное - сохраняться через каждые три минуты. Первые три минуты прошли, сохраняюсь.

Второй день пребывания на Крымском побережье мы с Юлькой решили посвятить поездке в Новый свет. Во-первых, это совсем недалеко - 7 км по серпантину и мы на месте. Во-вторых, нужно же использовать взятую в прокат машину по ее прямому назначению. В-третьих, там же шампанское, но, вообще-то, это во-первых.





Признаться, преодолевать незначительное расстояние до пункта назначения было волнительно. Поскольку по серпантину, такому вот прямо, что с одной стороны скала подступает, а с другой - прямо, рааааз, и обрыв крутой, я никогда не ездила. В Болгарии - несчиталово, там не так все серьезно было. Ладони потели и холодели, уши закладывало, машину больше 50 км я не разгоняла, да и надо быть совершенным безбашенником, чтобы на двухполосочке, когда две машины разъезжаются впритирку, разгоняться, тем более, там поворот на повороте поворотом погоняет.  Но зато какая красота, какая красота!

Главным местом, куда мы стремились, был завод шампанских вин, по которому проводятся экскурсии, включающие в себя дегустацию - гвоздь, так сказать, программы. На экскурсию можно было попасть только в определенное время и только при наборе группы (от 10 до 60 человек), а билеты начинали продавать за 15 минут до начала времени экскурсии. Так как у нас до 15 минут до начала оставалось еще некоторое время, мы пошли бродить по окрестностям. В ближайших окрестностях оказался небольшой парк, куда мы и направились, поскольку в стоявшую в тот день жару передвигаться было затруднительно, если только короткими перебежками из одного тенька в другой.



Вот так мы пунктиром с точкой и бродили с Юлей между можжевельников или что там такое растет, крайне похожее на тую, но вроде как даже и кипарис. А среди всей этой буйно-южной растительности такой гул стоял, что, казалось, между веток прячутся десятки птиц, неустанно переговаривающихся между собой. Мы сначала грешили на кого-то из струнно-смычковых, на кузнечиков, сверчков всяких, но треск стоял такой, что было сложно поверить, что его могут издавать насекомые. Мы даже пристально вглядывались в межветочные пространства, чтобы разглядеть производителей звука. Никого не увидели.
Ц-и-к-а-д-ы! Это были цикады. Я почему-то не выдвигала такого предположения, потому что всегда думала, что цикады - это про томные берега Италий и Испаний там всяких. Оказалось, что цикады водятся прекрасно себе и в Крыму и, вообще, почти что мухи.



Вернувшись к исходной точке, увидели, что народу прибыло. Купили билеты и стали ждать особого приглашения, чтобы пройти за ворота, отделяющие "Новый свет" от остального.
Из двери проходной выплыли три старушки, таких принято называть божьими одуванчиками: сухонькие, маленькие, разменявшие восьмой десяток и в кокетливых шляпках. Все в их поведении указывало на то, что предыдущая экскурсия удалась. Старушки радостно похихикивали, а одна, раскинув руки наподобие статуи Христа в  Рио-де-Жанейро, обращаясь ко всем нам, кому еще только предстояло окунуться с головой в знания и алкоголь, голосом поп-звезды произнесла: "Я всех люблю!" и пояснила: "Экскурсия прекрасная! Мы так надегустировались!"
Через непродолжительное время к нам, еще не отошедшим от фривольного поведения старушек, вышла девушка в белом и пригласила следовать за ней. Послушной цепочкой собравшиеся потянулись через проходную на территорию завода.



Завод оказался заводиком, всего-то 250 человек работает на нем, а экскурсия - интересной (спасибо девушке в белом халате).
В конце 19 века завод был основан Львом Сергеевичем Голицыным, который, как выяснилось, мой коллега. Был юристом и даже очень почетным, а потом запил проникся виноделием, и не просто виноделием, а именно шампанскими винами, и решил во что бы то ни стало сделать такое, чтобы ахнули не только свои, в Российской Империи, но и в этих ваших Франциях с этими вашими Шампанями. И ведь ахнули, и признали, и наградили.
Но, как говорится, скоро сказка сказывается, а, чтобы выбрать всего шесть сортов винограда, которые оптимально подходят для шампанизации, Голицын самолично перепробовал под это дело шестьсот. И это, как всем понятно, дело не одного года.
Под шампанский бизнес у грузинского князя было прикуплено райское местечко под соответствующим названием "Парадиз", переименовано в "Новый свет", где и основан завод. Но сам виноград не выращивали в этом месте. Лучшими для выращивания тех самых шести сортов оказались места под Севастополем, поэтому, как мы поняли с Юлей, виноградники, что мы видели в окрестностях, это не поля Маркиза де Карабаса, но тоже ничего.



На территории завода обстановка камерная, даже громких, резких звуков, свойственных промышленным предприятиям, нет, поскольку труд в большинстве своем - ручной. Ну вот прямо практически также, как было и при самом Голицыне. Да и бутылок-то выпускают всего ничего - что-то около двух миллионов в год. Что два миллиона бутылок шампанского в год? Их не хватит даже, чтобы обеспечить каждую среднестатистическую российскую семью на празднование Нового года.



И чувствуется, что все проникнуто заботой и выглядит как-то мило и по-домашнему, с легкой долей юмора.
Вот, например, зимой и летом одним цветом елка из самых настоящих бутылок, предназначенных для розлива шампанского. На ней даже гирлянды есть, наверно, красиво светится в темноте.



И пальма тоже из бутылок. Местная эстетика. Также мною были замечены двое лебедей из покрышек: белый и черный, ага.



А это статуя Бахуса. Ее Лев Сергеевич купил на аукционе каком-то заграничном, а при советской власти Бахус пропал. Ну, просто как в воду канул. И, представляете, совершенно недавно дайверы, бороздящие просторы черноморского подводья рядом с заводом, обнаружили на дне эту скульптуру. Выудили на свет божий, и теперь Бахус, хотя и потрепанный жизнью, стоит на почетном месте. Конечно, исполняет желания, только живот надо потереть. Я потерла.



Но главное на заводе - это подвалы. В совокупности по длине они простираются на 7 км, один из них находится даже ниже уровня моря, уходят в скалы. Раньше подвалы были покороче, но новых не прорубали, только удлиняли уже имеющиеся. В них всегда сохраняется наилучшая для рождения шампанского температура: 13 градусов. Поэтому на билетной кассе при входе висит заботливое объявление о необходимости запастись на экскурсию теплыми вещами. Но для нас прохлада подвалов стала, хотя недолгим, но спасением от стоявшей жары снаружи.



Если я правильно запомнила статистику, озвученную милой девушкой-экскурсоводом, то в общем итоге каждая бутылка шампанского соприкасается с руками человека до 10000 раз. Безусловно, все этапы в приготовлении шампанского важны и почти все они заключаются в борьбе с осадком, но самыми главными являются два: это процесс ремюажа и процесс дегоржажа (я тут с прононсом говорю, если что).

На заводе есть всего пять специалистов ремюажа. Все они женщины. На мой вопрос, отчего только женщины и почему мужчин не допускают к этому действу, экскурсовод ответила, что, вообще-то мужчины допускаются, но не выдерживают, настолько это тонкая и довольно однообразная работа. Поэтому только женщины.
Сам процесс заключается в том, что бутылки вставляются в специальный пюпитр под определенным градусом горлышком в ячейки, а затем в течение 2-3 месяцев каждый день бутылки переворачивают на определенный градус. Задача в том, чтобы в конечном итоге осадок весь свелся к пробке и остался на ней, ни в коем случае не задерживаясь ни на стенках бутылок, ни в самом напитке.

Вот на фотографии наглядно представлена работа ремюоров, людей, что проводят ремюаж. Мы с этой скульптурой, как и со следующей, встретились в начале экскурсии, но не поняли, что она олицетворяет (но, конечно, на всякий случай сразу же сфотографировали). А, когда, уже просвещенные вышли из подвалов, глядя на этих двух металлических женщин, кивали со знанием дела.



Процедуру дегоржажа тоже выполняют только женщины по вышеуказанным причинам и тоже только пять их на заводе. Сам процесс заключается в том, что бутылку, прошедшую ремюаж, опускают горлышком вниз в холод и фактически замораживают. Затем быстрым и четким движением руки срывают временную пробку и позволяют выйти льду и некоторому количеству пены, с которым и удаляется остаток осадка. Затем бутылки отправляют уже на промышленное закупоривание и наклеивание этикеток.



Голицын настолько был увлечен своим детищем, что практически все деньги вкладывал в него, но ни известность в мире, ни приближенность к царскому двору, ни другие факторы не спасли завод от банкротства. Чтобы не отдавать его на растерзание кредиторам, Лев Сергеевич придумал хитрый ход - решил подарить завод и земли с виноградниками Николаю II. Царь даже приехал на место, чтобы осмотреть, что ему собираются подарить. Ему подарок понравился и он подумал, а поркуа бы, так сказать, и не па. и с благодарностью его принял.
С тех пор завод никогда не находился в частных руках, его владельцем было исключительно государство, каким бы оно ни было на конкретный исторический момент времени.



На территории завода сохранилось здание энотеки, в котором раньше хранились самые лучшие вина завода. Но с тех времен ничего из вин не осталось, поэтому теперь внутри на полочках размещаются вина современные, в том числе и конкурирующих фирм.



Экскурсовод пояснила, что у виноделов существует традиция обмениваться своей лучшей продукцией в период всяких ярмарок, конкурсов и прочих социалистических соревнований. Бутылочки так заманчиво лежат в своих ячейках, уже с налетом пыли, придающим некий флер таинственности и загадочности. Посмотрели, облизнулись и вышли, но было не обидно, поскольку нас ожидала дегустация.



Дегустация проходила в большом зале за огромным овальным столом. Я не участвовала, за рулем же, так что Юля отдувалась за нас двоих. Всего для дегустации предоставлялось шесть бутылок шампанского: сухого, полусухого, полусладного, розового и даже красного. Наливали - не жадничали, почти половину бокала, поэтому старушек, ну, тех, что божьи одуванчики, можно было понять очень даже хорошо.



Девушка-экскурсовод очень здорово рассказывала про каждое из представленных для дегустации шампанских, о тонкостях вкуса, о нотках послевкусия и прочем, прочем, прочем. Меня всегда интересовал вопрос, откуда берется эта аннотация про вкус и нотки на задней этикетке вина, поэтому я адресовала его нашей всезнающей девушке. Она объяснила это так: несколько специальных людей с листочками бумаги и ручками пробуют шампанское и записывают свои ассоциации. Кому-то чудится чернослив, кому-то земляника, а кому-то и хлебная корочка. Потом листочки собирают и считают совпавшие ассоциации, вот те, которые совпали в большем количестве, на этикетку и попадают.
Лучшей закуской к шампанскому является хлеб, потом сыр - чем суше шампанское, тем мягче сыр, потом фрукты, но ни в коем случае не шоколад, ни в коем случае - он забивает весь вкус и смысла с такой закуской пить шампанское нет. Перефразируя известную поговорку, шампанское с шоколадом - деньги на ветер.
После дегустации наш путь лежал в фирменный магазин при заводе. Мы с Юлей предусмотрительно сфотографировали дегустационные бутылки, потому что Юля, ставшая теперь знатным ценителем, сказала, какое надо брать. Подошли к продавцу с фотоаппаратом и начали пытаться рассмотреть на экране названия, а оказалось все гораздо проще, надо было просто номера бутылок называть и все - у них там все уже сработано и отточено. Мы купили несколько понравившихся и два фужера даже, потому что решили, что из тех кружек, что у нас в нашем жилье были, пить такой элегантный напиток, как шампанское, совершенно не комильфо.



Одним глазком глянули на набережную поселка Новый свет. Уютненькая такая, маленькая. Там три бухты, они цветные: зеленая, голубая и синяя - по цвету моря, конечно. Вот одну мы видели, правда, какую именно, не поняли. Синюю, наверное, судя по фотографиям.



Купальщиков предостаточно. Но у нас сил и желания купаться не осталось. Экскурсия и жара вымотали нас окончательно, поэтому мы поспешили обратно. Ну, как поспешили, поехали по-тихонечку, серпантин же, как вы помните, опасный.



Но на обратном пути я уже чувствовала себя за рулем более уверенно, могла даже головой по сторонам помотать. А виды там открываются такие... Есть на что посмотреть и есть специальные площадочки, куда можно приткнуть машину и спокойненько лицезреть, обозревать и фотографировать. Наслаждаться, одним словом.

Вот напоследок несколько красивостей и крымский пес.









P.S. Ура, я таки сделала это!

Tags: путешествие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments